ЛСА МАДИ возвращается на «кольцо»

Малиновский

В 2016 году на этапах серии «Moscow Classic Grand Prix» вновь проявили себя представители Лаборатории скоростных автомобилей (ЛСА) МАДИ, снискавшие за полвека славу одного из сильнейших автоспортивных коллективов в нашей стране.
ЛСА была основана ректором МАДИ Л.Л. Афанасьевым, и её пилоты в те годы имели успех на гоночных трассах во многом благодаря его непосредственному участию. Леонид Леонидович являлся большим энтузиастом автоспорта – с 1967 г. его избрали председателем Федерации автомобильного спорта СССР, а с 1978 г. – вице-президентом Международной автомобильной федерации. Через год после избрания на пост ректора в 1961 г. Л.Л. Афанасьев вместе с председателем АМК МАДИ и будущим проректором по АХЧ Александром Хачатуровичем Шоршоровым организовали в институте секцию автомобильного спорта под руководством инженера Михаила Михайловича Назарова. В 1968 г. секция была трансформирована в лабораторию спортивных, а позднее – скоростных автомобилей. Первые годы сотрудники ЛСА числились на кафедре «Автомобильные перевозки», которой заведовал Л.Л. Афанасьев. В 1977 г. в рамках учебного процесса была введена специализация «Автомобильный спорт».
ЛСА была оснащена всем необходимым для испытаний и проведения научно-исследовательских работ по доводке моторов, шин, ходовой части, причем не только для гоночной техники, но также для промышленности и различных НИИ. Много внимания уделялось аэродинамике – одним из основоположников этого направления в ЛСА был Станислав Борисович Гесс-де-Кальве. Аэродинамические элементы стандартных «Эстоний» совершенствовались, устанавливались антикрылья, проводились испытания в аэродинамической трубе на Дмитровском полигоне – всё это позволяло побеждать на этапах чемпионата СССР. Коллектив ЛСА одним из первых научился настраивать переднеприводный ВАЗ-2108 (все прежние отечественные автомобили имели классическую компоновку с задним приводом), благодаря чему инженер лаборатории Андрей Николаевич Феноменов стал Чемпионом России в 1993 и 1995 гг., а также победителем ряда международных соревнований в данном классе.
Серия «Moscow Classic Grand Prix» – единственная на сегодняшний день возможность для участия в соревнованиях «старших» формул (то есть с объёмом двигателя 1300, 1600 и 2000 куб.см), хотя она и не включена в официальный календарь Российской автомобильной федерации (РАФ). К сожалению, роль автоспорта для общества сегодня неочевидна и неоднозначна. На заре автомобилестроения спортивные автопробеги служили главной проверкой новых технических решений на надёжность. Во второй половине XX века произошла коммерциализация автоспорта, и технологии ушли на второй план, а в XXI веке компьютерное проектирование полностью заменило автоспорт в качестве технологической базы. Хотя, например, массовым внедрением роботизированной коробки передач на серийных автомобилях мы обязаны гонкам на спортпрототипах и «Формуле-1». В СССР автоспорт всегда служил испытательной базой для автомобильной промышленности. Поэтому после распада Союза отечественный автоспорт, перестав быть любительским, попал в затяжной кризис, так как и автозаводы, и НИИ оказались на грани выживания. На плаву остался лишь «КамАЗ», и целесообразность его участия в ралли-рейдах ни у кого не вызывает сомнений. В сложившейся ситуации только МАДИ способен возродить массовый интерес к кольцевым автогонкам. Но необходимо привлекать студентов к этому автоспортивному классу.
«Я проводил в лаборатории все свое свободное время и после лекций мчался на полигон... Со временем я стал все больше и больше помогать Эдгарду Львовичу Линдгрену и вскоре работал только по его поручениям... Шла напряженная подготовка машин к ралли, времени, как всегда, не хватало. Оставалась пара дней до старта, а еще нужно было обкатать двигатель на его машине. И он попросил меня поехать с ним на обкатку, чтобы, как он сказал, скучно не было. Мы выехали в ночь и до четырех утра наматывали километры по окружной дороге. И вот во время этого «творческого процесса», за разговором, Эдгард Львович предложил мне быть у него механиком. Я не сразу понял, о чем идет речь, но когда пришел в себя, был на седьмом небе от счастья: меня пригласил работать сам Эдгард Линдгрен!»
Эти воспоминания принадлежат Виктору Александровичу Мураенко, выпускнику МАДИ 1975 года.
После этого В.А. Мураенко помогал Э.Л. Линдгрену в качестве механика в течение 22 лет. Сегодня задача коллектива ЛСА – воссоздать в лаборатории ту атмосферу, когда ребята были готовы дневать и ночевать на полигоне, с увлечением занимаясь разработкой гоночной техники. Эдгард Львович с удовольствием передаст свой опыт молодёжи.

Малиновский М.П., Фёдоров А.А.